Актуальная аналитика

Протоиерей Алексий Чубаков — о росписи Духосошественского храма: Результат превзошел все наши ожидания

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Беседовала Алина СЕРГЕЙЧУК
Протоиерей Алексий Чубаков — о росписи Духосошественского храма: Результат превзошел все наши ожидания

В преддверии престольного праздника в Духосошественском храме Казани была завершена роспись левого и центрального приделов. О благоукрашении восстановленной церкви читателям журнала «Благоукраситель» рассказал ее настоятель протоиерей Алексий Чубаков.

— Когда изготавливались иконостасы и резная утварь для храма, Вы предполагали, что скоро придется заняться его росписью?  

— Нет, не предполагали. Но люди, которые финансировали предыдущий этап благоукрашения, увидев готовые интерьеры, вдохновились и сказали: «Батюшка, давайте распишем церковь». Проделанная работа впечатлила и прихожан, и благотворителей, поэтому было принято решение немедленно взяться за стенопись. Мы поручили эту работу тем же, кто изготовил иконостасы и утварь — мастерской «Палехский иконостас». Все работы ведутся одной организацией, поэтому иконостасы хорошо сочетаются с росписью. Благовещенский собор Казанского кремля расписала мастерская Сафонова — известного палехского иконописца и реставратора. Мы тоже выбрали фряжский стиль, свойственный палехским мастерам. Он является переходным между каноническим письмом и академическим. Результат превзошел все наши ожидания.

— Насколько я знаю, Духосошественский храм — это целый комплекс помещений.

— На первом этаже храма находятся вспомогательные помещения. Есть крестильная церковь: ее стилистика отличается от стилистики основного храма. Большая и малая трапезные напоминают парадные палаты XVIII века. Каждая часть большого комплекса имеет свое лицо. Задача была непростой, но мастерская с ней справилась.

— Каково сюжетное наполнение стенописи? 

— Наш храм посвящен Сошествию Святаго Духа на апостолов, поэтому было принято решение отразить в его центральной части апостольские деяния. Надо сказать, что все сюжеты удалось увязать в общую событийную линию, так что даже человек, не знакомый со Священным Писанием, может увидеть, кто где нес свет Христовой веры.

— Заметно, что в левом приделе, посвященном священномученику Харалампию, господствует «греческая» тематика…

— Да. Там мы изобразили святых, бывших современниками этого угодника Божия. Верующие, посещающие наш храм, открывают для себя новых святых, о которых они ранее не слышали. Они с интересом читают их жития. Далеко не все знают о священномученике Харалампии, а, увидев роспись в приделе нашего храма, можно составить полное представление о подвиге этого удивительного человека.    

— Как шла разработка художественных решений? 

— Перед началом работ мы провели несколько встреч, на которых с руководителями мастерской обсудили, в каком направлении будем двигаться. Когда направление было определено, нам предложили несколько вариантов сюжетов. Получая эскизы по электронной почте, я их утверждал либо вносил некоторые коррективы.

— Вам было сложно совмещать священнослужение и кураторскую работу?

— Настоятель должен быть и священнослужителем, и администратором. В мастерской «Палехский иконостас» работают профессионалы, поэтому я не ломал голову, где закупить краски, где найти леса, как их установить… Специалисты мастерской сами решали все организационные вопросы, поэтому у меня была возможность заниматься самым главным — священнослужением.

— Возникали ли во время работы какие-либо технологические сложности? 

— Когда мы пригласили иконописцев, стены нашего храма уже были оштукатурены. Мы думали, что можно начинать роспись, но в покрытии обнаружились дефекты — кракелюры. Они появились после того, как здание получило усадку по окончании реставрации стен. Технологи «Палехского иконостаса» предложили решения, которые позволили сохранить штукатурку и должным образом подготовить стены для росписи.     

— Вы установили для художников достаточно жесткие сроки.  

— Храм начали расписывать в июне прошлого года, а к престольному празднику, который в этом году пришелся на 28 мая, мастерская закончила работу.

— Не пришлось ли прекращать богослужения на время росписи храма? 

— Нет, не пришлось. Церковь расписывали люди, понимающие, что такое богослужение. Когда проходили службы, художников почти не было заметно, хотя стены расписывали полтора десятка человек. Когда были убраны леса, прихожане увидели результат этой грандиозной работы.

Теги:
Духосошественский храм
протоиерей Алексий Чубаков
интервью

Все публикации